Колесо учения Управление подпиской на рассылку «Новости Буддизма в Санкт-Петербурге»



Подписаться на рассылку:

 


Вход в личный кабинет:

Введите свой электронный адрес и вы получите по почте ссылку для входа в личный кабинет. Эту же ссылку вы всегда сможете увидеть внизу каждого письма, которое вы получает при рассылке.

 

Ветер Дхармы №4 2010 - Ли Бо и Мацуо Басё

В этой рассылке присылаем стихи двух известных поэтов Ли Бо и Мацуо Басё.

ЛИ БО

***

Вода — словно одна полоска шелка,
Земля эта — то же ровное небо.
Что, если бы, пользуясь светлой луною,
Взор — в цветы, сесть в ладью, где вино?

***

Холм Персиков — один лишь шаг земли...
Там четко-четко слышны речь и голос.
Безмолвно с горным я монахом здесь прощаюсь.
Склоняю голову; привет вам в белых тучах!

Струящиеся воды

В струящейся воде осеняя луна.
На южном озере покой и тишина.
И лотос хочет мне сказать о чем-то грустном,
Чтоб грустью и моя душа была полна.

Одиноко сижу в горах Цзинтиншань

Плывут облака отдыхать после знойного дня,
Стремительных птиц улетела последняя стая.
Гляжу я на горы, и горы глядят на меня,
И долго глядим мы, друг другу не надоедая.

Храм на вершине горы

На горной вершине ночую в покинутом храме,
К мерцающим звездам могу прикоснуться рукой,
Боюсь разговаривать громко: земными словами
Я жителей неба не смею тревожить покой.

Развлекаюсь

Я за чашей вина не заметил совсем темноты.
Опадая во сне, мне осыпали платье цветы.
Захмелевший, бреду по луне, отраженной в потоке.
Птицы в гнезда летят, а людей не увидишь здесь ты…

Вспоминаю горы востока

В горах Востока не был я давно,
Там розовых цветов полным-полно.
Луна вдали плывет над облаками.
А в чье она опустится окно?

Думы в тихую ночь

Перед постелью вижу сиянье луны.
Кажется — это здесь иней лежит на полу.
Голову поднял — взираю на горный я месяц:
Голову вниз — я в думе о крае родном.

Навещаю отшельника на горе Дайтянь, но не застаю его

Собаки лают, и шумит вода,
И персики дождем орошены.
В лесу оленей встретишь иногда,
А колокол не слышен с вышины.
За сизой дымкой высится бамбук,
И водопад повис среди вершин.
Кто скажет мне, куда ушел мой друг?
У старых сосен я стою один.

Под луною одиноко пью

Среди цветов поставил я кувшин в тиши ночной
И одиноко пью вино, а друга нет со мной.
Но в собутыльники луну позвал я в добрый час,
И тень свою я пригласил — и трое стало нас.
Но разве, — спрашиваю я, — умеет пить луна
И тень, хотя всегда за мной последует она?
А тень с луной не разделить. И я в тиши ночной
Согласен с ними пировать хоть до весны самой.
Я начинаю петь — и в такт колышется луна,
Пляшу — и пляшет тень моя, бесшумна и длинна.
Нам было весело, пока хмелели мы втроем,
А захмелели — разошлись, кто как, своим путем.
И снова в жизни одному мне предстоит брести
До встречи — той, что между звезд, у Млечного Пути.

Без названия

И ясному солнцу, и светлой луне
В мире покоя нет.
И люди не могут жить в тишине,
А жить им — немного лет.
Гора Пэнлай среди вод морских
Высится, говорят.
Там в рощах нефритовых и золотых
Плоды, как огонь, горят.
Съешь один — и не будешь седым,
А молодым навек.
Хотел бы уйти я в небесный дым,
Измученный человек.

За вином

Говорю я тебе: от вина отказаться нельзя, —
Ветерок прилетел и смеется над трезвым тобой.
Погляди, как деревья, давнишние наши друзья,
Раскрывая цветы, наклонились над теплой травой.
А в кустарнике иволга песни лепечет свои,
В золотые бокалы глядит золотая луна.
Тем, кто только вчера малолетними были детьми,
Тем сегодня, мой друг, побелила виски седина.
И терновник растет в знаменитых покоях дворца,
На Великой террасе олени резвятся весь день.
Где цари и вельможи? — Лишь время не знает конца,
И на пыльные стены вечерняя падает тень.

Все мы смертны. Ужели тебя не прельщает вино?
Вспомни, друг мой, о предках – их нету на свете давно.

Смотрю на водопад в горах Лушань

За сизой дымкой вдали горит закат,
Гляжу на горные хребты, на водопад.
Летит он с облачных высот сквозь горный лес —
И, кажется, то Млечный Путь упал с небес.

В горах Лушань смотрю на юго-восток, на пик Пяти Стариков

Смотрю на пик Пяти Стариков, на Лушань, на юго-восток.
Он поднимается в небеса, как золотой цветок.
С него я видел бы все кругом и всем любоваться мог...
Вот тут бы жить и окончить мне последнюю из дорог.

О том, как Юань Даньцю жил отшельником в горах

В восточных горах он выстроил дом
Крошечный — среди скал.
С весны он лежал в лесу пустом
И даже днем не вставал.
И ручейка он слышал звон
И песенки ветерка.
Ни дрязг и ни ссор не ведал он —
И жить бы ему века.

Летним днем в горах

Так жарко мне — лень веером взмахнут.
Но дотяну до ночи как-нибудь.
Давно я сбросил все свои одежды —
Сосновый ветер льется мне на грудь.

Слушаю, как монах цзюнь из Шу играет на лютне

С дивной лютней меня навещает мой друг,
Вот с вершины Эмэя спускается он.
И услышал я первый томительный звук —
Словно дальних деревьев таинственный стон.
И звенел, по камням пробегая, ручей,
И покрытые инеем колокола
Мне звучали в тумане осенних ночей...
Я, старик, не заметил, как ночь подошла.

Вопрос и ответ в горах

Пытали однажды: мол, что за нужда —
В нефритовых скалах гнездо себе вью?
В ответ улыбнулся и промолчал,
А сердце запело: свободу люблю...
Стремнина персиковых лепестков,
Летящих с обрыва в ущелье теней.
Лишь здесь — небеса, и земля — только здесь,
А не среди людей!


Первые два стихотворения и «Думы в тихую ночь, в переводе В. М. Алексеева, далее - А. Гитовича

--------------------------------

Мацуо Басё 1644-1694 гг.
перевод Веры Марковой

***

Ну же, идём! Мы с тобой
Будем колосья есть по пути,
Спать на зелёной траве.

***

Луна или утренний снег...
Любуясь прекрасным, я жил как хотел.
Вот так и кончаю год.

***

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.

***

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

***

Тихая лунная ночь…
Слышно, как в глубине каштана
Ядрышко гложет червяк.

 

вернуться назад