Колесо учения Управление подпиской на рассылку «Новости Буддизма в Санкт-Петербурге»



Подписаться на рассылку:

 


Вход в личный кабинет:

Введите свой электронный адрес и вы получите по почте ссылку для входа в личный кабинет. Эту же ссылку вы всегда сможете увидеть внизу каждого письма, которое вы получает при рассылке.

 

Ветер Дхармы - Лама Тензин Зангпо: «Об успехах в практике»

Лама Тензин Зангпо: «Об успехах в практике можно судить по тому, есть ли у вас скромность, спокойствие и любовь к другим существам»...

В Катманду возле ступы Боднатх находится монастырь Ка-Ньинг Шедруб Линг, также известный как «Белый монастырь». Он основан по распоряжению шестнадцатого Кармапы и построен Тулку Ургьеном Ринпоче. Сын Тулку Ургьена Ринпоче, Чоьки Нима Ринпоче, распознанный Кармапой как тулку линии Дрикунг Кагью, с момента завершения строительства монастыря в 1976 году и по настоящий момент является его настоятелем и руководит духовной жизнью сангхи, состоящей из нескольких сотен монахов. Деятельность Чокьи Нимы Ринпоче охватывает весь мир, он много путешествует, передавая учения Будды, но кроме этого посылает образованных лам из своего монастыря для помощи западным ученикам. Лама Тензин Зангпо неоднократно посещал Россию и завоевал уважение многих буддистов живым и глубоким пониманием Дхармы, а также отличным знанием английского языка. В Москве с 16 по 30 января 2011 года лама Тензин Зангпо прочитал несколько лекций в буддийском зале центра «Открытый мир» и возглавил затворничество в Подмосковье. Публикуем интервью с ламой Тензином Зангпо, которое Роман Сухоставский взял у учителя накануне его отъезда из Москвы.


― Почему ваш монастырь называется Ка-Ньинг Шедруб Линг, или «место обучения практикам традиции Кагью и Ньигма»?

В тибетском буддизме есть четыре основных школы: Ньигма, Сакья, Кагью и Гелуг. Название «Ка-Ньинг Шедруб Линг» означает, что в обучение в монастыре основано, прежде всего, на традициях Ньигма и Кагью. В целом, говорится, что все учения Будды нужно воспринимать как личные наставления, то есть изучать все философские направления, не говоря, что одни из них правильные, а другие ― нет. Если мы понимаем это, то учения любых традиций мы сможем применять на практике как личные наставления. Наша линия, в первую очередь, ньигмапинская, но те учителя, которые сейчас являются держателями этой линии, преимущественно относятся к школе Кагью. Поэтому у нас есть связь и с традицией Кагью, и с Ньигма.

― Вы родились в Тибете и после китайского вторжения бежали в Непал. Как вы оказались в монастыре Ка-Ньинг Шедруб Линг?

Во-первых, [это произошло потому, что] я вырос в буддийской семье, а во-вторых, потому, что настоятелем монастыря Ка-Ньинг Шедруб Линг был Тулку Ургьен Ринпоче. И между ним и моим отцом существовала сильная связь, и, когда мне было девять лет, отец решил, что нам нужно уходить из Тибета в Непал. Это было, кажется, в 1974-м. В других местах Тибета порядки были очень жесткие, и бежать было трудно, но местность, в которой мы жили, находилась рядом с непальской границей. Мы могли ходить в паломничество в Непал. Так что, нам удалось покинуть Тибет.

― Тулку Ургьен Ринпоче сейчас известен на западе как потрясающий учитель традиции Дзогчен, учитель шестнадцатого Кармапы. Расскажите о Тулку Ургьене Ринпоче, кто он для вас, как возникла ваша связь с ним?

Во-первых, он был квалифицированным наставником, а во-вторых, мы в буддизме верим в карму. Недалеко от того места, где я родился, был монастырь Чувар, известный тем, что там ушел в паранирвану Миларепа. Долгое время монастырь принадлежал линии Кагью, но затем им стали управлять гелугпинцы. У моих родителей не было сильного цепляния за отождествление себя с Кагью или Гелуг. И предполагалось, что я поступлю именно в этот монастырь. Но так уж распорядилась моя карма, что я встретился с Тулку Ургьеном Ринпоче. Я считаю, что у меня с ним кармическая связь.

― Расскажите о линии Чоклинг Терсар, держателями которой являются сыновья Тулку Ургьена Ринпоче?

Вообще, семья Тулку Ургьена Ринпоче изначально относилась к школе Кагью, если точнее ― Баром Кагью.

Чокгьюр Лингпа, наставник восемнадцатого века, который открывал терма, и Тулку Ургьен Ринпоче принадлежали к одному роду Цангсар.

Вначале Чокгьюр Лингпа был связан с родом Цангсар духовно, через учения. Но у Чокгьюра Лингпы было два сына и дочь. Дочь затем отдали в жены в семью Цангсар. Она и стала бабушкой Тулку Ургьена Ринпоче. Так что, хотя Тулку Ургьен Ринпоче изначально принадлежал к семье, следовавшей учениям Баром Кагью, он также практиковал и учения линии Чоклинг Терсар.

― Какие учения относятся к Чоклинг Терсар?

Чокгьюр Лингпа оставил колоссальное наследие. Можно сказать, что оно включает все учения полностью: все девять или десять колесниц. В частности, там есть множество тантрических садхан, а также уникальные учения Дзогчена.

― Для того что бы практиковать Ваджраяну, какую основу нужно заложить?

Важно, чтобы у нас был фундамент из сутраянских учений. Если мы заложили такую основу, то готовы к практикам Тантраяны. В целом, Будда говорил: «Мои учения подобны лестнице, вам нужно продвигаться ступенька за ступенькой». В школе Ньигма считается, что если у человека действительно выдающиеся способности, то он может сразу приступать к учениям Ваджраяны и практиковать все колесницы одновременно.

― Для практике метода Ваджраяны необходимо посвящение. Для чего нужен ванг?

Говорится, что Ваджраяна основана на посвящении, потому что здесь имеет место передача от учителей линии. Это первый момент, а второй ― в Ваджраяне определяющую роль играет благословение, а основой благословения как раз и служит посвящение.

― Вопрос об учении Дзогчен. Можно ли практиковать Дзогчен без предварительной подготовки, без практики сутры и тантры?

Это зависит от человека. Если перед нами человек и в самом деле выдающийся, особенный, у которого сохранились отпечатки из предыдущих жизней, то он может сразу переходить к практикам Дзогчена. Но в большинстве случаев мы имеем дело с обычными людьми, и им следует сначала подготовить фундамент. Поскольку достижения в практике Дзогчена основаны на преданности и любящей доброте, то если у нас нет фундамента из сутраянских учений, то учения Дзогчена очень сложно применить на практике.

― Каким образом сейчас построена система буддийского образования для тибетцев, легко ли в в Непале или Индии получить учение Дзогчен?

В учебных программах наших монастырей много разных предметов, но что касается практики, то в традиции Ньигма мы начинаем с выполнения предварительных практик. После этого мы переходим к практике садхан и к другим практикам, основанным на учениях маха-йоги.

Через какое-то время кто-то из учеников может перейти к практикам шести йог Наропы. Некоторые ньингмапинские учителя, однако, не уделяют большого внимания шести йогами Наропы и, если ученик заложил соответствующий фундамент, выполняя предварительные практики и практики садханы, то они могут сразу же передать ему сущностные наставления.

― В Непале сейчас работает шедра для западных студентов, есть ли разница в образовательной программе для западных людей и тибетцев?

Основа одна и та же, но у монахов больше времени на учебу. В монастырской шедре они учатся девять лет, а западные студенты ― только четыре или шесть.

― Что происходит с западными учениками, когда они заканчивают шедру, можно ли сказать, что они становятся квалифицированными специалистами по Дхарме?

Это зависит от того, какой смысл вы вкладывает в слово «квалифицированный»: значит ли это, что они знают с содержание учений, или что у них есть собственный, личный опыт. Все зависит от того, как они учились.

Если человек изучает буддизм в классной комнате и одновременно применяет на практике личные наставления [учителя], то тогда он может очень быстро изменить свой ум. Если же изучать одни только слова учений, но не применять личных наставлений, то трудно сказать, можно ли от этого измениться. На западе, например, есть профессоры, которые преподают буддизм в университетах, но многие из них даже не буддисты. Это просто их работа, их профессия. Поэтому многое зависит от того, как мы учимся.

― Вопрос о монашестве. Основные учителя вашей традиции не являются монахами, вы же ― монах с раннего возраста. Почему вы стали монахом?

Я стал монахом, когда был еще маленьким. Я не был против, но, конечно, следовал указам родителей. Они хотели, чтобы я стал монахом, и я согласился, но у меня не было ясного представления о том, что значит быть монахом. Я понимал, что это духовная жизнь, но не знал подробностей.

После я начал учиться и, хотя я не могу назвать себя выдающимся практиком, я осознал, что такое монашество. Сейчас я ценю доброту своих родителей и то, что они отдали меня в монастырь. Если бы они этого не сделали, то я, возможно, остался бы в Тибете и работал бы где-нибудь на ферме.

― В чем преимущество монашеской жизни для вашего духовного пути?

Да, я ощущаю определенные преимущества: во-первых, я всегда свободен. Во-вторых, когда я встречаюсь со своей семьей, то слышу об их проблемах и понимаю, что моя жизнь намного легче и проще. Мои учителя, хотя я и не могу назвать себя ученым или выдающимся практиком, посылают меня учить на Запад. Когда я возвращаюсь и рассказываю о том, как ученики одного и того же учителя собираются вместе, как мы вместе практикуем и делимся интеллектуальными познаниями, то чувствую, что занимаюсь важной работой, потому что вижу, что мои учителя счастливы от того, что я делаю.

― Путешествуя по Западу, вы встречаете много западных буддистов-новичков, а также практикующих со стажем. Какие изменения должны произойти в человеке, который родился в небуддийской стране, чтобы он мог назвать себя буддистом?

Если человек выставляет себя выдающимся буддистом или созерцателем, то можно сразу сказать, что этот период у него долго не продлится, рано или поздно это закончится. Об успехе в практике можно судить по вашему поведению, по таким качествам, как скромность, уменьшение беспокоящих эмоций, спокойствие, любовь и забота о других. Если в сравнении с другими людьми эти качества проявлены в вас в большей степени, то можно говорить об успехе в медитации.

На Западе людям очень сложно принять учения о прошлых и будущих жизнях, карме, преданности. Но есть много учеников [Чокьи Ньима] Ринпоче, которые в процессе учебы достигли уверенности в правильности этих учений. О них можно сказать, что они добились определенных результатов.

― Можно ли добиться результатов в практике Дхармы, не уходя в длительные ретриты?

Это, опять же, зависит от человека. Если у него устойчивый ум, то он может жить семейной жизнью, заниматься практикой и достичь в ней успеха. Есть широко известные примеры таких высоко реализованных учителей в Индии, Тибете и Китае, которые были царями с большими семьями, но тем не менее, добивались высоких достижений в практике.

― Что такое правильная практика, это определенное количество сессий медитации или количество мантр или обнаруженное знание, которое нужно сохранять в повседневной жизни? Какой совет по ежедневной практике вы дадите западным практикующим?

Как очень часто говорит наш учитель Чокьи Ньима Ринпоче, важно всегда довольствоваться тем, что у нас есть и радоваться тем хорошим делам, которые мы совершили. И кроме этого, важно питать любовь к другим, заботиться о них. Если рассуждать с буддийской точки зрения, то нужно с уважением относиться к карме, закону причины и следствия. Если у нас есть эти качества, то наша жизнь, безусловно, пройдет хорошо. То есть, говоря кратко, в жизни все зависит от нашего взгляда на вещи.

― Что такое Просветление?

Просветленный ― это тот, кто понимает истинный способ существования всех явлений. Когда мы говорим о качествах просветленного существа, то это полное отсутствие отрицательных эмоций, совершенная мудрость и любовь. Любовь, которая не знает предвзятости.

При этом, достижение состояния Будды не подразумевает обретение чего-то нового, того, чего у нас не было раньше. В сутраянских учениях говорится о том, что все мы обладаем сущностью, семенем Просветления. И если мы ухаживаем за этим семенем, то из него постепенно вырастет Просветление. Ведь природа всех людей и всех живых существ ― это природа Будды. Вот почему у нас есть возможность стать Буддой. Если бы в нас не была заложена природа Будды, то, сколько бы усилий мы ни прилагали, сколько бы ни старались, мы бы никогда не достигли этого состояния.

Итак, мы считаем, что Будда ― это не отдельно взятый человек. Весь внешний мир и все существа, которые пребывают в нем, в действительности просветлены. И когда человек становится Буддой, то он видит мир именно таким. Он словно добирается до пункта назначения.

Приезд ламы Тензина Зангпо и его учения ― уникальная возможность прикоснуться к древней традиции духовных знаний, которые сейчас сохраняются среди тибетцев в Непале, благодаря Чокьи Ньиме Ринпоче и другим выдающимся учителям Дхармы. Показывая очень хороший пример буддийского монаха, лама Тензин Зангпо честно и целиком отдает свое тело, речь и ум во благо людям. Эта встреча в Москведля каждого члена российской сангхи, безусловно, стала еще одним неразрушимым шагом на пути к Нирване.

Тензин Зангпо о Будде

Прибежище мы принимаем на основе доверия, веры. Эта вера возникает из логики и здравого смысла. Будда говорил: «Не принимайте учения только потому, что их преподал я, но исследуйте их, проверяйте, соответствуют ли они здравому смыслу, логике. Если да, то принимайте, а если нет ― отвергайте». В логике и здравом смысле основа нашей веры.

Кого мы считаем Буддой? Того, кто полностью пробудился. Полностью пробужденный никогда не совершает ошибок. Он уже достиг всех своих целей, обрел все достижения. Тот, кто уже достиг своих целей, никогда не станет использовать нас в своих интересах. А если цели не достигнуты, вполне возможно, что нами воспользуются для их достижения. Примером тому может быть коррупция. Почему люди идут по пути коррупции? Потому что они еще не достигли желаемого. Коррупция есть везде, не только в России, но и в Непале, в Индии, Австрии, Америке, ― повсюду.

Тот, кто носит имя Будды, уже добился всех своих целей, и ему не нужно вставать на путь коррупции. Те, кто полностью пробудился, видят все очень ясно. Они осуществили все свои задачи и полностью избавились от отрицательной кармы и омрачений. И в то же время их любовь безгранична, непредвзята. Наша же любовь иная: если для нас делают что-то хорошее, то мы отвечаем тем же. Но если приятное прекращается, то исчезает и наша любовь. Любовь Будды не такая: даже если кто-то причинит ему вред, он будет еще больше любить этих людей, еще больше жалеть их.

Когда мы видим пьяного, у которого уже повреждены тело и ум, нам становится очень печально. Мы знаем, что природа этого человека иная, но из-за вредных привычек, из-за алкоголя он пришел в столь плачевное состояние, и потому чувствуем грусть. Будда, если кто-нибудь причинит ему вред, ответит на злодеяние еще большей любовью. Его любовь без предвзятости. Вот почему имеет смысл искать в нем Прибежище, искать защиты у Будды. Почему мы идем к нему за поддержкой? Потому что без нее, самим по себе, нам не достичь освобождения.

Совершенен Будда или нет, мы сможем увидеть, осознав смысл его послания к нам. Будда говорил: «Я не придумал ничего нового». Его учение ― это не новое изобретение, как, например, компьютеры. Их не было сто лет назад, а теперь они появились. Открытое Буддой не было таким нововведением. Он лишь очень точно описал истинный способ существования вещей. И если мы осознаем подлинный способ существования явлений, то мы все станем Буддами. Мы пробудимся, преисполнимся любви и мудрости. Вот почему нам нужна опора, и мы можем найти ее в тех, кто полностью пробужден. Мы называем их проводниками. Будда сказал: «Я покажу вам направление, которое приведет вас к Пробуждению, но идти к Пробуждению вам придется самим».

Если наша вера основана на логике и здравом смысле, то она не будет слепой. Важно быть открытым, исследовать. Если Будда говорит: огонь ― холодный, то мы, проведя исследование, должны прийти к выводу, что это не так. Пусть Будда и обладает высшей мудростью, мы не должны соглашаться с тем, что природа огня ― холод. Мы ведь знаем, что природа огня ― жечь, греть, нагревать.

У нас двойственный ум, и с безначальных времен нам присуще цепляние за свое эго. Мы не уделяем времени размышлению, исследованию, мы все время повторяем: «Я, я, я…» и бредем в слепоте.

Будда же сказал, что эго на самом деле не существует. Мы можем обдумать эти учения, исследовать каждый сантиметр своей кожи в поиске эго, как советовал Будда, но не сумеем его обнаружить. Так у нас появляется шанс прийти к интеллектуальному пониманию. Это уже неплохое начало: интеллектуальное понимание поможет нам избавиться от более грубых слоев сознания.

Мы можем положиться только на человека кристально честного и исполненного любви. Ведь в нашем мире так мало доверия. Даже муж и жена не до конца доверяют друг другу, они делят постель, живут в одной комнате, но все равно у них есть секреты друг от друга. Они знают: возможно, их брак не продлится долго.

Но если перед нами честный человек, который у всех вызывает доверие, то мы можем на него положиться. Мы можем положиться на Будду. Причем под Буддой мы понимаем не только Будду [Шакьямуни], который жил 2.500 лет назад и родился в Лумбини. Под Буддой мы понимаем любое существо, которое достигло Пробуждения, обладает честностью и любовью. Наша логика подскажет нам, что такому существу можно доверять.

Постепенно, по мере того как мы будем слушать учения и применять их на практике, наше доверие к Будде будет расти. Ведь Будда не призывал нас попросту уважать его и делать ему подношения. Будда дал вполне определенные учения: совершайте как можно больше хорошего, воздерживайтесь от дурного. Применяя эти учения, мы видим, что становимся счастливее, и от этого начинаем доверять ему еще сильнее. Думаем: «Вот по-настоящему благородный человек».

Говоря о своей любви к Будде, мы обосновываем ее его честностью и логичностью его учений. Вот такая любовь нам необходима: нельзя довольствоваться лишь традиционными формами поклонения: простираниями, молитвенным обращением за Прибежищем к Будде, Дхарме и Сангхе. Очень важно добиться искренности в практике, чтобы она не сводилась к повторению пустых слов. Нужно по-настоящему почувствовать восхищение: «До сего дня я думал, что счастье приходит извне, и всю жизнь только и делал, что к чему-то готовился, но удовлетворение так и не наступало. Мне всегда хотелось чего-то еще. А Будда сказал ― поработай со своим умом. Я начал с ним работать, получил какой-то опыт, и теперь любовь к Будде и вера в него приходят самопроизвольно, без усилий с моей стороны».

С ламой Тензином Зангпо беседовал Роман Сухоставский

Материал подготовлен Романом Анощенко на основе устного перевода Евгения Бузятова
Фото Романа Анощенко


Источник - http://savetibet.ru/2011/04/01/tenzin_zangpo.html

 

вернуться назад